023

«МЫ С ТОБОЙ ОДНОЙ КРОВИ…»

 

Животное – это прежде всего живое существо,
выполняющее свою полезную миссию и
имеющее все права наравне с человеком.
Рампа Лобсанг

 

 

ПЕРЕКРЕСТОК

Светофор мигнул и переключился на красный. Пешеходы дружно остановились. Густой поток машин урча проносился мимо. Между ногами людей мыкался пес: городская Жучка или Шарик. Да, все-таки, Шарик. Тыкался в ноги, просительно поднимал морду. Подрагивал лапами. Тихо, даже не поскуливал, а только намечал звук на выдохе.
- Ну, чего ты хочешь, барбоска?
В ответ молящий взгляд влажных выпуклых глаз. Нос, как стрелка компаса – на юго-восток. И часто-часто – выдох-выдох-выдох...
- Задохнешься, глупый. Не пыхти.
Псинка попыталась выскочить на дорогу. Проезжавшая мимо машина возмущенно взвыла клаксоном. Собака шарахнулась на тротуар.    
- Куда?! Размажут! Не суетись, пойдем со мной. Спокойно, спокойно... Рядом иди. Иди рядом. Ну вот, перешли. Беги теперь. 
Собачонка заметалась и впервые издала звук – что-то среднее между хриплым кашлем и стоном «У-у». Черный нос – строго на юг. 
- А, тебе туда надо…
Дворняге – направо, мне прямо. Тороплюсь, но вспомнив исковерканные тельца на проезжей части, говорю собаке:
- Пошли. На зеленый, балда!
Псинка жалась к ногам и безропотно подчинялась. Перешли через проезжую часть. Собака подняв брови домиком тихонько гавкнула. «Благодарность, – подумала я, - собакино спасибо».
«Дворник» встряхнулся и целеустремленно зарысил  по какому-то важному для него делу.

 

 ГОЛОД

Черными немигающими глазами она наблюдала за прохожими - рабочий день закончился и народ спешил по домам к тарелкам с обильной вечерней едой. Почти каждый нес пакет или сумку с продуктами. Молоко, кефир, булки хлеба, свертки с колбасой, маслом и сыром.
К автобусной остановке подошли двое. Худенький, бледный до синевы мальчик просительно тянул:
- Мам, ну, мам... Можно только булочку... Мам, не хочу убитую коровку кушать...
Мать, одышливая толстуха, крепкими пальцами вытянула из печеной вертушки сосиску, откусила, вдумчиво прожевала:
- Ешь, нет там никакой коровки – крахмал да бумага.
- Не стану бумагу из-под коровки,- отбивался ребенок.
- Жуй тесто,- устало выдохнув, женщина бросила сосиску в урну. Огрызок ударился о край и отлетел на асфальт. Он лежал в сентябрьской мелкой пыли, а мимо шли, топали, шаркали, цокали и скрипели туфли, кроссовки, ботики «прощай молодость», сапоги и ботинки. Высокий острый каблучок-шпилька пронзил краешек отвергнутого куска, брезгливо потопав, стряхнул и последовал своей дорогой.
Страх исчез.
Она стремительно выскочила на дорогу, вцепилась в желанную пахучую мякоть. Рывок – серая крыса, отточенным многими поколениями движением морды, закинула добычу на плечо, скользнула между ногами людей и беззвучно канула в вентиляционную отдушину подвала.

 

«ЭТО МОЯ ДОБЫЧА!»

Ворон Лешка до самозабвения любил вареные куриные яйца. Яйцо, сваренное вкрутую – было единственной вещью, способной ввести ворона в искушение. Крутые яйца он крал. Он утаскивал яйцо в укромное место, придерживая когтями, очищал клювом от скорлупы, потом вспархивал на ветку, зажимал яйцо лапой, как первоклассник мороженое, и начинал аккуратно мелкими-мелкими кусочками ОТКУСЫВАТЬ. По мере приближения к концу движения его замедлялись, веки наползали на глаза и, когда исчезала последняя крошка, Лешка вздыхал, распластывал крылья и ненадолго засыпал.
Как-то к завтраку хозяйка сварила семь яиц и сразу поставила их на стол на веранде. Пока она резала хлеб на кухне, заваривала чай,  прошло некоторое время. Хозяйка позвала семью завтракать и, подойдя к столу, обнаружила, что одного яйца не хватает. Лешка индифферентно сидел неподалеку. «Где яйцо?» - вопросила хозяйка. Ворон повернулся спиной. Все с интересом следили за развитием ситуации. «Так, где же яйцо?!» - уже более грозно переспросила женщина. И тут ворон резко слетел на землю, попрыгал к куску брезента, клювом откинул в сторону край – в скошенной траве белело опрятное вареное яичко. Ворон искоса посмотрел на людей, ну что, мол, убедились, - вот оно, ваше яйцо. А потом резко запахнул брезент и встал на край. И вся его поза кричала: «Ну, попробуйте, отнимите. Это моя добыча!!!»

                                                                          

                                                                                                  

ИСТОРИИ О КОТЕ ПАТРИКЕ

Вместо предисловия
Несколько лет назад он подошел на улице: изможденное, израненное существо. Подошел и сел рядом на мерзлую землю. Я наклонилась: «Прости, малыш…». Золотые глаза обреченно-спокойно смотрели на меня: «Прости и ты…». Кот не просил, не боялся и уже не верил.
Так он попал в наш дом и полонил наши души.
Он рос вместе с детьми и приспосабливался, накладывая свои кошачьи стереотипы, приобретенные за полгода беспризорной помоечной жизни, на модель семьи. В результате Патриком каждому   были присвоены следующие ролевые позиции:

Главный Кот – папа
Просто Мама – мама
Дружественный Пес – сын
Большая Мышь – дочь
Приходящая Тигра – бабушка

1. ТАНЦУЕМ РЭГГИ

Кот Патрик бегал перед музыкальным центром:

  1. Аа-Аа-Ааа…,- цок-цок-цок - когтями по ламинату. Направо.
  2. У! У! У! – тоном ниже. Цок-цок-цок – когтями. Налево.

И так сорок минут. Короткое шипение – диск закончился. Обессиленный Кот Патрик пыхтел, лежа на боку:

  1. И зачем нам на Ямайку? У нас и тут этого Боба Марли по ноздри…
    2. БУДЕНЫЙ

Кот Патрик жмурился от удовольствия на коленях у Просто Мамы. Роскошные усы топорщились как у кавалерийского унтера времен Первой мировой.

  1. Буденый,- ласково приговаривала Просто Мама.

- Мне бы тачанку и пулемет, я бы вам показал, как котов «Вискасом» кормить,- потянулся Кот Патрик.

3. ДОСТОЙНЫЙ ОТВЕТ

Кот Патрик смотрел на гостей спокойными золотыми глазами.

  1. Какой же ты уродец, - сказал один из гостей.

Кот Патрик сложил ротик буквой «О», внятно произнес:
- Сам такой! – и жеманной походкой балетного премьера удалился прочь.

4. НА ПРОГУЛКЕ 

Кот Патрик сидел на плече у Главного Кота, распушившись бело-оранжевым шаром.

  1. Ой, ти, какой холесенький! Пуси, пуси, - ластили его гуляющие.
  2. Какой породы Ваш кот? – поинтересовалась вальяжная дама.
  3. Фелис доместикос вульгарис.
  4. О!!!
  5. …Вот так и рождаются легенды, - насмешливо думал Кот Патрик.
    5. ШУТКА

Кот Патрик дремал на руках у Дружественного Пса.
- Котик, пушистик, расти большой. Будут мне шапка и рукавички, - шутя, нежно приговаривал Дружественный Пес.
- Собака ты, собака. И шутки у тебя собакины, - добродушно мурлыкал в ответ
Кот Патрик.

           6. КАК В АНЕКДОТЕ


Кот Патрик нападал на руку Главного Кота. Налетал всем телом, хватал и, с переворотом через плечо, пытался «повалить». Главный Кот смеялся:

  1. Айкидошник, весу не хватает!

«Спортсмен» утомился, кинулся в последний раз …
- Не «заломаю», так понадкусываю! - грызя пальцы Главного Кота, ворчал Кот Патрик.

            7. СТРАСТИ ПО БУЛГАКОВУ


Кот Патрик сытно отобедав, неспешно шел к своей подушке. Главный Кот схватил котейку, прижал к могучей груди и стал тормошить, вызывая на игру:
- Рыжий, Рыжий, давай подеремся! Вот я тебя сейчас разъясню!!!
- За что?! Шел спокойно, никого не трогал. Да и примуса у меня нету…,- мученически завел глаза Кот Патрик.

8. ГАЛИЛЕО ПАТРИКЕЙ


Кот Патрик притаился в укромном местечке и с интересом следил за Приходящей Тигрой. Приходящая Тигра кругами ходила по квартире:

  1. Патрик, Патричек, ты где спрятался?
  2. А все-таки она вертится! – констатировал Кот Патрик.

9. ТЕСТЕР


Кот Патрик сидел на табурете и бесстрастно наблюдал, как Дружественный Пес аккуратными кружочками нарезает докторскую колбасу. Нежно-розовая колбаска аппетитно пахла. Дружественный Пес протянул ломтик коту и спросил:
- Патрик, тебе порезать или целиком съешь?
- Ешьте сами эту туалетную бумагу!- брезгливо фыркнул Кот Патрик.

10. ОХОТА


Кот Патрик охотился за Большой Мышью. Большая Мышь бродила по комнатам, а кот крадучись перебегал за ней, подрагивая кончиком хвоста. Стоило Мыши остановиться, охотник молнией взлетел ей на спину и обхватил лапами:

  1. Это моя добыча!

И что с ней теперь делать? Видит око, и лапы держат, а зуб – неймет!
- Не везет, так по-крупному,- решил Кот Патрик.

11. ЭПОХАЛЬНОЕ ОТКРЫТИЕ


Кот Патрик липучился к Просто Маме: десять минут, пятнадцать, двадцать – заходил то справа, то слева, выгибаясь луком, обнимал Мамины ноги, забирался на колени, «на ручки». Не переставая хрустел «моторчиком», нежно урчал, подхрюкивал, мурлыкал. Через час Просто Мама не выдержала:
- Патрюсь, выключи «моторчик» - бензин кончится.
- А у меня вечный двигатель, - подпихивая голову под ладонь промурчал Кот Патрик

12. ЧИСТОТА – ЗАЛОГ ЗДОРОВЬЯ


Кот Патрик, сжавшись на подоконнике, хлестал по бокам хвостом. За стеклом на выступе окна голуби клевали пшено, попутно оставляя продукты своей жизнедеятельности. Голубей было много…
- Безобразие! Перемажут весь бетон. Как я там сидеть буду?! – отчаянно взвыл Кот Патрик.

            13. ВЕЛИКИЙ ПЕВЕЦ


Кот Патрик просился погулять: принес поводок и «пел» серебряным голосом, сжимая кольцо вокруг Семьи. Семья завтракала. Кот подняв голову, выдал отчаянное «верхнее фа».
- Карузо! – восхитились Дружественный Пес и Большая Мышь.
- О чем поешь, Патриотти? – поинтересовался Главный Кот.
- О земле и воле, - ответствовал Кот Патрик.

14. ВОЗЛЮБИ БЛИЖНЕГО


Кот Патрик тревожно наблюдал, как Просто Мама торопливо доделывала Важную Работу. Работа сопротивлялась и завершаться отказывалась. Кот Патрик подкрался, боднул в лодыжку, шлепнулся на пол и, сжимая «кулачки», потребовал ласки:
- Кот! Не время сейчас! – занервничала Просто Мама.
- Добру, да ласке - всегда время. Добрый - он всех любит и его все любят, даже работа! – парировал Кот Патрик.

 

На главную

Назад

Hosted by uCoz